Брошюра разработана при помощи:
БФ “Сфера”, Ресурсного центра для ЛГБТ и Российской ЛГБТ-сети (внесены в реестры организаций, выполняющих функцию "иностранного агента")

| 2021 |
Вступление
Вступление
Мы работаем в правозащитных организациях и часто сталкиваемся с историями людей, которые не могут защитить себя от травли. Или с историями тех, кто наблюдает за травлей со стороны, но не знает, как помочь.

Несмотря на то, что сейчас тему травли (или буллинга) обсуждают всё чаще, до сих пор те, кого травят, боятся об этом говорить. Окружающие могут засмеять, взрослые - не поверить или даже обвинить.
И может сложиться впечатление, что ты один во всём мире и лучше промолчать.

Российские ЛГБТ-организации ежегодно публикуют отчёты о нарушении прав ЛГБТ-сообщества в разных регионах, и травля из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности всегда оказывается среди самых распространённых видов нарушений. При этом, в нашей стране не проводилось ни одного крупного исследования, посвященного проблеме травли среди ЛГБТ-подростков в школах. |1| И это ещё одна причина, почему ЛГБТ подростки оказываются вне зоны видимости и без возможности получить помощь.

Это исследование родилось из проекта “Сказать нельзя молчать”, в рамках которого летом 2019 года мы провели фокус-группы на тему травли в трёх разных городах (Екатеринбург, Томск, Новосибирск). Весной 2020 года мы запустили группу в социальной сети “ВКонтакте”, где все желающие могли анонимно рассказать о случаях травли, с которыми они сталкивались в учебных заведениях или на работе. Сейчас там - десятки историй, полных боли и безысходности.

Наконец, летом 2020 года мы запустили онлайн-опросник, в котором просили ЛГБТ-подростков рассказать о своём опыте переживания травли в школе. Это исследование шире просто фиксирования случаев травли. Мы хотели понять, какая атмосфера царит в школах по мнению учащихся, насколько терпим к травле школьный персонал, есть ли поддержка со стороны сверстников, какие инструменты противодействия травли есть в разных учебных заведениях. Мы спрашивали о том, какие места в школах подростки считают безопасными, кому из взрослых доверяют. Также мы попробовали проследить взаимосвязь между уровнем травли и успеваемостью.

Российская ЛГБТ-сеть с 2006 года работает для того, чтобы в России соблюдались права всех людей вне зависимости от сексуальной ориентации, гендерной идентичности или гендерного самовыражения. Ресурсный центр для ЛГБТ+ работает с ЛГБТ-сообществом, в том числе с подростками и их близкими, в Екатеринбурге и Свердловской области с 2014 года. Благотворительный фонд «Сфера» |2| содействует обеспечению равных прав и уважению человеческого достоинства независимо от сексуальной ориентации и гендерной идентичности путем поддержки инициатив и предоставления социально-правовых услуг представителям ЛГБТ-сообщества и их близким.
|1| Создательница проекта "Дети-404" Елена Климова и ее команда первыми начали проводить исследования проблемы травли ЛГБТ-подростков. Мы благодарны всей команде проекта за эту работу, именно она вдохновила нас на это исследование.

|2| В 2016 году Благотворительный фонд социально-правовой помощи “Сфера” внесен в реестр организаций, выполняющих функцию "иностранного агента".

Исследование, которое вы сейчас читаете, вызывает у меня много разных чувств. Это и радость от того, что оно случилось и наконец опубликовано, и горечь от тех цифр и слов, что вы найдёте внутри. Там много боли, безысходности, страха, горечи и обиды. Но там есть и надежда. Надежда на то, что эти данные смогут что-то изменить.

Я рада, что, несмотря на все препятствия (а их было немало), мы продолжаем говорить о проблеме травли. Тысячи ЛГБТ-подростков в России сталкиваются с травлей каждый день. Каждый день учителя и социальные работники инициируют или поддерживают травлю. Мы не будем молчать об этом. Ни один ребёнок не должен сталкиваться с травлей. У каждого ребёнка должно быть право быть в безопасности.
— Светлана Захарова
Бывшая директорка Благотворительного фонда социально-правовой помощи “Сфера”

Для меня это исследование - один из самых важных проектов. Мне грустно от того, что ЛГБТ-подростки в нашей стране настолько уязвимы и невидимы. Сексуальную ориентацию и гендерную идентичность до сих пор не считают признаками, из-за которых люди подвергаются агрессии и насилию. И даже те учителя и школьные психологи, которые понимают масштаб проблемы, боятся помогать подросткам из-за действующего законодательства. 

ЛГБТ-школьники лишены поддержки, они боятся говорить о своих проблемах. И из-за этого те, кто их травит, чувствуют свою безнаказанность. Этим исследованием мы хотели наконец сделать проблему видимой и заявить во всеуслышание, что ЛГБТ-подростки есть и им нужна помощь. Почти четыре тысячи заполненных анкет - это уже не незначительное меньшинство, которое можно игнорировать.
— Алла Чикинда
Пиар-менеджерка Ресурсного центра для ЛГБТ
Методика и выборка
Методика и выборка
В рамках нашего исследования участники заполняли онлайн-опросник, в котором рассказывали о том, как чувствовали себя в школе в 2019-2020 учебном году. Вопросы касались оскорбительных высказываний, чувства безопасности, физической агрессии, а также ощущения комфорта. Помимо этого, мы спрашивали респондентов об их успеваемости, отношении к школе, вовлечённости во внеклассные активности и поддержке со стороны школьного персонала. В выборку мы включили людей старше 13 лет, которые ходили в школу в России в 2019-2020 учебном году и которые идентифицировали себя как лесбиянок, геев, бисексуальных персон, или персон с другой сексуальной ориентацией, отличной от гетеросексуальной (например, квир), или описывающих себя как трансгендерных персон, или как имеющих гендерную идентичность, отличную от цисгендерной (цисгендерность - это совпадение гендерной идентичности с приписанным при рождении полом). Сбор данных производился с июля по сентябрь 2020 года.

Три организации совместно распространяли опросник онлайн с 16 июля по 1 сентября 2020 года. Это Российская ЛГБТ-сеть, Благотворительный фонд социально-правовой помощи “Сфера” и Ресурсный центр для ЛГБТ. Основной канал распространения опросника - социальная сеть “ВКонтакте”. Для того, чтобы как можно большее количество людей приняли участие в нашем исследовании, мы использовали таргетированную рекламу, а также просили наших друзей, партнёров и союзников делиться информацией о нём. В общей сложности опросник заполнили 3920 человек.

Итоговая выборка включала 1940 школьников, идентифицирующих себя как ЛГБТ-персон, в возрасте от 13 до 20 лет, проживающих в 8 разных округах Российской Федерации. Ещё 1980 анкет мы отсеяли и не смогли включить в итоговую выборку. Из них в 1638 анкетах респонденты не ответили на вопрос о своей ЛГБТ-идентичности, 52 человека указали, что они цисгендерные гетеросексуальные персоны, 216 не учились в школе, 35 были старше 21 года, ещё 35 не указали регион своего проживания либо проживали не в России.

Таблица 1.1. показывает демографические характеристики респондентов. Две трети идентифицируют себя как женщины (65,1 %), кроме того, большинство респондентов описывают себя как геев или лесбиянок (37,0 %) и бисексуальных людей (36,8 %), средний возраст 15,4 лет. Таблица 1.2. показывает характеристики школ, которые посещали респонденты, включая распределение по регионам.

Мы включили все термины, которые мы используем в тексте, в глоссарий в конце брошюры, для вашего удобства.
Ограниченность выборки
Ограниченность выборки
Мы использовали методику, которая позволяет обеспечить репрезентативность выборки среди ЛГБТ-учащихся России. Но важно отметить, что наша выборка включала только молодых людей, которые идентифицировали себя как геев, лесбиянок, бисексуальных или трансгендерных персон (или другой негетеросексуальной ориентации или нецисгендерной идентичности) и имели какую-то связь с ЛГБТ-сообществом (через местные организации или через интернет и социальные сети). Как описано в разделе “Методика и выборка”, мы распространяли информацию об опроснике через ЛГБТ-организации, социальные сети, направленные на ЛГБТ-молодёжь, и правозащитные организации, а также использовали таргетированную рекламу в социальных сетях Facebook и ВКонтакте, чтобы охватить как можно большую аудиторию. Таргетированная реклама позволила охватить тех ЛГБТ-школьников, которые никак не связаны ни с одной ЛГБТ-организацией. Тем не менее реклама в социальных сетях могла быть настроена только на основании данных, которые люди указывают при регистрации. Молодые представители ЛГБТ, которым небезопасно или некомфортно идентифицировать себя таким образом в социальных сетях, не могли увидеть наши анонсы, и, таким образом, они не смогли попасть в выборку. Получается, что наиболее изолированные представители ЛГБТ-молодёжи - те, кто не связан с сообществом и у кого нет доступа к онлайн-ресурсам, - могут быть не до конца представлены в нашем исследовании.

Мы также не можем делать выводы о тех людях, которые имеют опыт однополых отношений, но не идентифицируют себя как ЛГБТ. Эти подростки могут быть более изолированы и не иметь доступа к информации и поддержке, могут не знать о них или не чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы прибегать к этим ресурсам. Также люди, чья гендерная идентичность не совпадает с приписанным при рождении полом, но не идентифицирующие себя как трансгендерные персоны, могут быть похожим образом изолированы и не иметь доступа к ресурсам и к нашему исследованию.

Важно отметить, что наше исследование отражает только опыт учащихся, которые ходили в школу в 2019-2020 учебном году. И хотя учащиеся, которые перестали ходить в школу в течение этого года, были учтены при обработке результатов, мы не учитывали тех, кто закончил или бросил школу в предыдущие годы. Опыт последних, скорее всего, отличается от тех, кто продолжил обучение, особенно в контексте враждебной обстановки, школьной дисциплины, вмешательства органов ювенальной юстиции и бездомности.

И последнее. Наши данные получены поперечным исследованием (то есть все данные были собраны в рамках ограниченного промежутка времени), и это значит, что мы не можем определить причинно-следственную связь. Например, хотя мы можем сказать, что есть взаимосвязь между количеством поддерживающего персонала и успеваемостью учащихся, мы не можем говорить о том, что одно напрямую зависит от другого.

Однако, несмотря на эти ограничения, мы смогли получить выборку, которая, на наш взгляд, отражает реальную ситуацию, в которой находятся ЛГБТ-учащиеся средней и старшей школы в России.
Заключение
Заключение
Результаты этого исследования сложно переоценить. Конечно, две тысячи анкет, попавших в выборку, - это не очень много для всероссийского исследования. Но тема травли из-за сексуальной ориентации и гендерной идентичности в школах изучается в нашей стране впервые. И помимо анкет людей, попавших в итоговую выборку, было ещё две тысячи человек, которые были отсеяны в процессе: это либо те, кто уже закончил школу, либо те, кто был старше или младше исследуемого нами возраста. Это значит, что вопросы, которые мы задавали, были важны, и наша анкета оказалась единственным способом высказаться о проблеме для почти четырёх тысяч молодых ЛГБТ-персон в России.

Один из самых удивительных для нас результатов: многие респонденты поделились, что учителя в их школах сами участвуют в травле. Они либо инициируют её, регулярно используя гомофобные и трансфобные комментарии, либо поддерживают, когда её начинают другие школьники. Также ответы говорят о низком уровне защиты со стороны учителей и другого школьного персонала в случаях травли из-за СОГИ. Коллеги, проводившие подобные исследования в других постсоветских странах (Украина, Эстония), не заметили такой тенденции. Их респонденты, наоборот, чаще говорили о поддержке со стороны взрослых в школе.

Ещё один важный вывод, на который стоит обратить внимание, - взаимосвязь между травлей и успеваемостью. Чем выше уровень гомофобии и чем сильнее влияние гендерных стереотипов в школе, тем сложнее ЛГБТ-школьникам учиться. Может казаться, что сексистские шутки на переменах от одноклассников или гомофобные и трансфобные ремарки со стороны учителей не имеют большого значения, но результаты нашего исследования показывают, что они очень сильно влияют на успеваемость и в целом на желание учиться.

И последний момент, который нельзя упускать из виду, - это наличие/отсутствие атмосферы поддержки в школе. К сожалению, так называемый “закон о пропаганде”, принятый на федеральном уровне в 2013 году, привел к тому, что даже те преподаватели и социальные работники, которые хотят помогать всем подросткам без исключения, боятся это делать, опасаясь последствий для себя лично. При этом школьники, которые рассказали о поддержке со стороны учителей и другого школьного персонала, также продемонстрировали более высокую успеваемость и стремление продолжить учёбу и получить высшее образование.

Хотелось бы, чтобы это исследование прочитали учителя и другой школьный персонал - те, в чьих силах сделать пребывание всех детей в школе более комфортным и продуктивным, - и чтобы они основывались на этих выводах в своей работе.
Что происходит с теми,
кто регулярно видит травлю?
Что происходит с теми,
кто регулярно видит травлю?


Зачинщики травли и пострадавший - это небольшая часть коллектива, класса. Гораздо больше тех, кто просто наблюдает травлю день за днем. Что происходит с ними?

Во-первых, им страшно. Как и всем участникам травли. Страшно, что достанется; страшно, что такое происходит; страшно, что ничего не меняется и непонятно, что делать.

Этот страх становится все сильнее, если проблема никак не решается. Если насилие продолжается и усиливается, если все попытки решить и понять самому заканчиваются неудачей, если никто не поясняет, что происходит и что нужно делать и нет ответа о том, когда это закончится.

Ничей организм не готов справляться с таким большим страхом долгое время. Сначала - да, тело копит силы, мозг думает и думает, все внимание направлено на решение задачи. Ты можешь разговаривать с другими о случившимся, решаешься что-то предпринять или просто надеешься, что все пройдет и надо подождать. Но твои силы не бесконечны, и когда ничего не происходит, а страх остается, наступает истощение. Иначе говоря, человек испытывает постоянный, непрекращающийся стресс.

Как человек справляется со страхом? Страх обычно лежит где-то глубоко. И часто мы его даже не замечаем, а просто начинаем кричать или плакать, злиться и ругаться, "прилипать" к тому, кто сильнее или добрее, избегать тех мест, где страшно. В общем, как-то реагируем. И если агрессор злится прямо, а пострадавший (жертва) может злиться в ответ или хотя бы знает, что может злиться, что с ним поступают плохо, то тот, кто наблюдает, зачастую даже не понимает, как ему реагировать.

"Вот он, вроде, прав, ведь Маша мешает вести урок. Хм, но можно ли так издеваться? Мама говорит, что нельзя"
"А вот учитель даже не смотрит, может мне сделать так же?"
"Когда же ты уже замолкнешь!"
"Так хочется встать и закричать, но нельзя, нельзя, нельзя"
"Ну, вот, так ему и надо. А что он сделал?"

Все это сомнения, которые мешают реагировать вообще как-то. В психологии это называется - внутренний конфликт. Это когда человек не может занять чью-то сторону даже внутри себя. Вот, например: "кто прав, а кто виноват?", "помочь или защищаться?", "встрять или сидеть тихо?". Решить бывает сложно - и это тоже тратит силы и отреагировать их бывает некуда. Только если поговорить, но часто приходится копить в себе.
То есть, во-вторых, наблюдающий постоянно сомневается.

А в-третьих, каждый наблюдающий в конце концов начинает привыкать к тому, что происходит. Привыкает не замечать, привыкает объяснять, что так нужно и так правильно, что Маша того заслуживает, что всегда так было, нечего и разгребать. Такой процесс называется объективацией или точнее "овеществлением" пострадавшего. А еще человек привыкает к насилию. Так происходит потому, что безрезультатная даже внутренняя борьба изматывает - силы кончаются и "если нельзя ничего изменить, то значит все нормально, так и должно быть".

Затем, конечно, все эти мысли переносятся во взрослую жизнь. Провоцируют травлю в студенческих или рабочих коллективах, обесценивают реакции на возникающее насилие даже в отношении себя, мешают жить. Не потому, что человек плохой или слабый. А потому, что там осталось очень много сил и некогда было учиться думать по-другому и заботится о себе.
— Полина Меркушева
Клинический психолог.
Комментарий подготовлен в рамках проекта “Сказать нельзя молчать”.
Глоссарий
Глоссарий
Аутинг (outing)
— предание гласности, публичное разглашение информации о сексуальной ориентации или гендерной идентичности человек_а без его или её на то согласия. Аутинг может быть расценен как нарушение права на неприкосновенность частной жизни и может быть использован для нанесения вреда репутации.
Асексуальность
— одна из сексуальных ориентаций, которая характеризуется тем, что человек не испытывает сексуального влечения к другим людям. Асексуальность не является сознательным половым воздержанием при наличии полового влечения.
Бисексуальная персона
— лицо, которое испытывает эмоциональное, романтическое и/или сексуальное влечение и к мужчинам, и к женщинам, и, возможно, к людям других гендерных идентичностей, не обязательно в равной степени и не обязательно одновременно.
Бифобия
— неприязнь, дискриминация или замалчивание существования бисексуальности со стороны как гетеросексуального большинства, так и гомосексуального сообщества.
Бодишейминг (body-shaming)
— осуждение любых проявлений реальной телесности, всего, что отличается от глянцевых стандартов.
Буллинг (или травля)
“Когда кого-то постоянно обижают, дразнят, оскорбляют, когда с кем-то не здороваются и отказываются сидеть и стоять рядом, когда отнимают, прячут, портят чьи-то вещи, когда кого-то толкают, бьют, унижают, угрожают — это называется травля”, – пишет в своей памятке известный психолог Людмила Петрановская.
Гей
— термин, употребляемый в некоторых социокультурных группах, чтобы обозначить лиц с мужской идентичностью, которые испытывают сексуальное, эротическое и/или романтическое влечение к другим лицам с мужской идентичностью. Этот термин иногда используется для ЛГБТ-сообщества в целом.
Гендерная идентичность
— внутреннее самоощущение, аспект самосознания человека как представителя того или иного гендера, то есть как мужчины, женщины или представителя другой категории. Люди, чья гендерная идентичность совпадает с акушерским полом, называются цисгендерными, а те, у кого эти характеристики не совпадают, — трансгендерными. Гендерная идентичность не зависит от сексуальной ориентации и/или сексуального поведения. Гендерных идентичностей очень много, и перечислить их все в рамках одной брошюры невозможно — главная наша мысль заключается в том, что необходимо уважать идентичность персоны и обращаться к ней/нему так, как он_а просит.
Гомосексуальность
— одна из трёх наиболее известных сексуальных ориентаций, определяемая как эмоциональное, романтическое (платоническое), эротическое (чувственное) либо сексуальное влечение только к лицам своего пола. Обычно выделяют мужскую и женскую гомосексуальность (последняя часто называется лесбийством), однако некоторые небинарные люди тоже могут обозначать свою идентичность этим термином. В русском языке для обозначения гомосексуальных отношений раньше использовался термин «гомосексуализм» (и до сих пор используется многими).
Гомосексуализм/транссексуализм
— некорректные патологизирующие термины. Гомосексуализм как диагноз не существует с 1990 года, транссексуализм исключен из списка диагнозов МКБ-11. Суффикс -изм, как правило, обозначает медицинскую патологию либо систему убеждений (коммунизм, атеизм и т. д.), что не относится ни к сексуальной ориентации, ни к гендерной идентичности.
Гомофобия
— собирательное определение для различных форм негативной реакции на проявления гомосексуальности, а также на связанные с ней общественные явления; неразумная боязнь или ненависть гомосексуалов, гомосексуальности или любого поведения или убеждения, которые не совпадают с жёсткими гендерными стереотипами.
Каминг-аут
(другие варианты написания — ка́мин-а́ут, ка́минг а́ут и камина́ут, от англ. coming out — «раскрытие, выход») — процесс открытого и добровольного признания человеком своей принадлежности к сексуальному или гендерному меньшинству либо результат такого процесса. Термин «каминг-аут» применяется преимущественно по отношению к лесбиянкам, геям, бисексуал_кам и трансгендерным людям (ЛГБТ), которые перестали скрывать от окружающих свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность.
Квир (от англ. queer)
— сложный многозначный термин, который описывает разные виды ненормативности в контексте сексуальности и гендера, политических взглядов и мировоззрения. Квир предполагает отказ от нормативных идентичностей и ярлыков, размывание бинарных категорий гендера. Иногда квир используют как синоним для ЛГБТ. Такие академические дисциплины, как квир-теория и квир-исследования, совместно противодействуют бинарности, нормативности и недостатку интерсекциональности внутри мейнстримного ЛГБТ-сообщества.
Кибербуллинг (или травля в интернете)
— это намеренные оскорбления, угрозы, диффамации и передача другим компрометирующих данных с помощью современных средств коммуникации, как правило, в течение продолжительного времени.
ЛГБТ+
— аббревиатура, обозначающая лесбиянок, геев, бисексуало_в, трансгендерных персон, а также весь спектр сексуальных ориентаций и гендерных идентичностей.
Лесбиянка
— люди с женской идентичностью, которые испытывают сексуальное, эротическое и/или романтическое влечение к другим лицам с женской идентичностью.
Лесбофобия
— это дискриминация в отношении гомосексуальных женщин, возникающая на пересечении гомофобии и сексизма.
Лукизм (англ. lookism)
— дискриминация на основе внешнего вида.
Мизогиния (misogyny)
— система укоренившихся в обществе предрассудков, предубеждений в отношении женщин и других людей, которые воспринимаются обществом как женщины. Проявляется в форме дискриминации, принижения, снисходительного отношения, сексуальной объективации, насилия.
Мисгендеринг (от англ. misgendering)
— использование в отношении персоны местоимений, отличающихся от тех, которые он_а сам_а использует в отношении себя.
Насилие
— преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб.
Небинарная персона
— персона, которая относит себя к любой гендерной идентичности, кроме чётко мужской и чётко женской. Небинарные люди могут описывать своё гендерное самоощущение как принадлежность к обоим этим гендерам, как нахождение «между» ними или «вне» их. Небинарность не является синонимом интерсекс.
Психологическое насилие
Также эмоциональное или моральное насилие — это форма насилия, которая может приводить к психологической травме, в том числе тревожности, депрессии и посттравматическому стрессовому расстройству.

В шкале конфликтных тактик (CTS), применяемой во многих психологических исследованиях, выделяется около 20 характерных проявлений психологического насилия, объединённых в три более общих категории:
  • вербальная агрессия (например, высказывания, имеющие целью вызвать у человека обиду или раздражение);
  • доминантное поведение (например, ограничение общения человека с его родственниками);
  • проявления ревности (например, обвинения в неверности).
К проявлениям психологического насилия также относят действия, направленные на подрывание самооценки и самоуважения человека (например, постоянную критику, преуменьшение способностей человека, оскорбления), запугивание, угрозы причинения физического вреда самому себе, партнёр_ки, детям, друзьям или родственникам партнёр_ки, убийство домашних животных, уничтожение личных вещей партнёр_ки, насильственную изоляцию от семьи или друзей, газлайтинг (отрицание фактов насилия в прошлом).

Для этого вида насилия характерно формирование климата или поведенческого паттерна, и важным компонентом для выявления эмоционального насилия является систематический, повторяющийся характер. Эмоциональное насилие может быть намеренным или неосознанным.
Сексизм (sexism)
— идеология и практика дискриминации женщин по признаку пола, основанная на стереотипных моделях гендерных ролей и убеждении в превосходстве мужского пола над женским.
Сексуальное (сексуализированное) насилие
— любой сексуальный акт или попытка его совершить без согласия человека; нежелательные сексуальные замечания или заигрывания; любые действия против сексуальности персоны с использованием принуждения, совершаемые любым человеком независимо от его взаимоотношений с жертвой, в любом месте, включая дом и работу, но не ограничиваясь ими. Принуждение может осуществляться не только при помощи физической силы, но и психологического давления, запугивания, шантажа, угроз физической расправой, увольнением с работы или отказом дать работу, которую хотят получить. Насилие может также происходить, когда персона, принуждаем_ая к сексу, не может дать на это своего согласия, например если он_а пьян_а, находится под действием наркотика, заснул_а или психически не способн_а оценить ситуацию.
Сексуальная ориентация
— компонент сексуальности, определяемый как более или менее постоянное эмоциональное, романтическое, сексуальное или эротическое (чувственное) влечение человека к другим людямопределённого гендера.
СОГИ
— аббревиатура, обозначающая сексуальную ориентацию и гендерную идентичность.
Стигматизация
(от греч. «ярлык, клеймо») — навешивание социальных ярлыков, увязывание какого-либо качества (как правило, отрицательного) с отдельным человеком или множеством людей, хотя эта связь отсутствует или не доказана. Стигматизация является составной частью многих стереотипов.
Травля
(см. Буллинг).
Трансгендерная персона
— человек, чья гендерная идентичность отличается от пола, приписанного при рождении. Например, персона, которой при рождении записали в документы мужской пол, и которая впоследствии начала определять себя как женщину, является трансгендерной женщиной. Человек в обратной ситуации будет трансгендерным мужчиной. А некоторые трансгендерные люди не определяют себя ни как женщин, ни как мужчин.
Трансгендерность
— несовпадение гендерной идентичности человека с зарегистрированным при рождении полом. Некоторые трансгендерные люди идентифицируют себя с полом, противоположным зарегистрированному, другие имеют идентичности, выходящие за рамки бинарной гендерной системы.

Трансгендерность сама по себе не является болезнью или ментальным расстройством.
Трансфобия
— собирательное определение для различных форм негативной реакции на проявления трансгендерности, а также на связанные с ней общественные явления; неразумная боязнь или ненависть трансгендерных людей, трансгендерности или любого поведения или убеждения, которые не совпадают с жёсткими гендерными стереотипами. Часто проявляется как отказ признавать за персоной право на свободное выражение его_её гендерной идентичности.
Физическое насилие
— нарушение физической неприкосновенности другого человека с целью унижения и причинения ему боли и страданий. Физическое насилие — самый раскрываемый вид насилия, поскольку у жертвы остаются видимые повреждения.

Физическим насилием считается: дергание за волосы, удары, избиение, удушение, царапание, отравление, поджоги и причинение физических страданий другими способами, агрессивный физический контакт (толчки, пинки, бросание предметов в человека) или ограничение передвижения, физическое ограничение свободы с использованием оружия или без него.
Фэтфобия (fatphobia)
— дискриминация на основе веса, презрительное отношение к полным.
Харассмент (harassment)
— любое причиняющее неудобство или вред поведение, нарушающее неприкосновенность частной жизни лица. Может заключаться в прямых или косвенных словесных оскорблениях или угрозах, недоброжелательных замечаниях, грубых шутках, нежелательных письмах или звонках, показе оскорбительных или унизительных фотографий, запугивании, похотливых жестах, ненужных прикосновениях, похлопываниях, поцелуях, щипках, ударах, физическом нападении или в других подобных действиях, унижающих достоинство жертвы.
Цисгендерная персона
— персона, чья гендерная идентичность и гендерное самовыражение совпадают с его/её полом, приписанным при рождении.
Язык вражды/риторика ненависти
— обобщённое обозначение языковых средств выражения резко отрицательного отношения к «оппонентам» — носителям иной системы религиозных, национальных, культурных или же более специфических, субкультурных ценностей. Это явление может выступать как форма проявления расизма, ксенофобии, межнациональной вражды и нетерпимости, гомофобии, трансфобии и сексизма.

При составлении глоссария использовались материалы с сайта профессиональных психологов b17.ru, сайта Всемирной организации здоровья, «Методического руководства для специалистов, работающих с ЛГБТИК-молодёжью», Википедии и сообщества Body Positive.

Благодарности
Благодарности
Исследование школьной среды подготовлено при поддержке организации GLSEN. Мы также хотим поблагодарить украинские ЛГБТ-организации Терго (Батьківська Ініціатива «ТЕРГО») и “Точка опоры” (Громадська організація Точка опори) за поддержку и консультации, а также за то, что разрешили нам воспользоваться своими материалами для составления опросника.

Над брошюрой работали
Над брошюрой работали
Светлана Захарова
Алла Чикинда
Екатерина Кудряшова
Татьяна Томас
Мира Тай

Брошюра разработана при помощи:
БФ “Сфера” (внесён в реестр организаций, выполняющих функцию "иностранного агента"),
Ресурсного центра для ЛГБТ и Российской ЛГБТ-сети

| 2021 |